Среда, 30.09.2020, 05:52
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Календарь
«  Июнь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Главная » 2016 » Июнь » 30 » ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ
13:09
ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

     Эти строки не относятся напрямую к бойцам 922 стрелкового полка...Хотя, как знать... Тем не менее, я посчитал необходимым их привести здесь, чтобы можно было понять через что и как пришлось пройти нашим дедам...

......Подведем итоги. За месяц боев в неподготовленных атаках, не обеспеченных артиллерийской поддержкой, полк потерял, по самым скромным подсчетам, не менее семисот человек убитыми и ранеными.

      Сомнительно, чтобы противник понес при этом сколько-нибудь значительные потери. Задачи, поставленные при этих атаках полку, выполнены не были - об этом ясно говорит донесение. Возникает вопрос: какие цели преследовало командование дивизии, снова и снова бросая в наступление полк, уменьшившийся до размеров роты, взвода, а затем и отделения. Ведь в сложившейся ситуации практическая цель наступления и не могла быть достигнута - это показали самые первые попытки взять деревню Тимонцево. Полк наступал как бы внутри треугольника, образованного фронтом обороны противника, атакуя вершину этого треугольника - Тимонцево. Поэтому огонь по атакующим немцы вели с 3-4 направлений, в том числе и с тыла. Отсутствие огневой поддержки делало наступающих движущейся мишенью. Тем не менее попытки наступать предпринимались снова и снова - практически весь февраль. Какова же была задача командования?

Можно предположить, что, по крайней мере, в первые дни после остановки немецкого наступления командованием дивизии владело стремление попытаться восстановить положение или хотя бы продемонстрировать перед высшим командованием такое старание. В пользу такой мысли свидетельствует первая, единственная за все рассматриваемое время массированная атака на Тимонцево. Для поддержки ее артиллерийским огнем могло не хватить боеприпасов, израсходованных в оборонительных боях 22-23 января. Времени для разведки огневых точек противника тоже не было. Налицо поспешность и неподготовленность наступления. Она не делает чести командованию дивизии, но хотя бы объяснима. Но последующие события объяснить труднее. Действуя по-прежнему внутри "треугольника", полк вынужденно предпринимает все новые и новые попытки наступать все с меньшим числом людей. Тридцатого января - чуть более 200 человек, в живых остается девять, шестого февраля - начинаются бои за церковь в селе Кокош, это единственно достигнутая цель. Двадцатого февраля - новое наступление на Тимонцево, в бой идет 19 бойцов, в живых остается четверо. Казалось бы, бессмысленность этих попыток давно уже очевидна. Но они предпринимаются снова и снова, не принося при этом сколько-нибудь значительного урона противнику, разве что только постоянно его беспокоя. Сложившаяся ситуация не единична, более того - ее можно нажать даже типичной для этого этапа войны и этого участка фронта. В 15-20 километрах западнее, у деревнь Усово - Паново - Овсянниково боевые действия в марте - апреле того же 1942 года проходили по той же схеме: непрекращающиеся атаки на немецкую оборону все более редеющих пехотных подразделений, лишенных сколько-нибудь серьезного технического обеспечения. У этих боев есть одна особенность: они были описаны очевидцем, Вячеславом Кондратьевым. Уже тогда и солдаты, и командиры, которых беспощадным приказом снова и снова гнали в наступление на деревни Усово - Овсянниково - Паново, понимали, что "пройти это заснеженное поле, окруженное тремя деревнями, занятыми врагом и с трех сторон насквозь простреливаемое, батальону без поддержки артиллерии почти невозможно. Смутная догадка, мелькнувшая еще в землянке при разговоре с комбатом, что не наступление это, а какой-то маневр, может быть, разведка боем, опять пробегает в мыслях..." ("Селижаровский тракт". В. Кондратьев, Повести, 1991, стр. 84).

В своих воспоминаниях участник войны Ж. Медведев пишет: "...Я убедился, что рядовой пехотинец в активной фронтовой обстановке выжить фактически не мог. Я видел просто горы трупов после таких вот бессмысленных с точки зрения военной науки бросков..." ("Звезда", 1990, № 3, с. 140—141). К тем же выводам приходит и В. Кондратьев. "Знает он почти точно: будет наступление, у него шестьдесят шансов из ста на ранение, тридцать на смерть и только десять на жизнь. На жизнь... до следующего наступления. А там, по теории вероятности, шансы будут катастрофически уменьшаться" (В. Кондратьев. Повести, М, 1991, с. 37). В немецкой мемуарной литературе широко распространены оценки, сводившиеся к признанию у советского командования жесткого шаблона в тактике. "До самого конца войны русские, не обращая внимание на огромные потери, бросали пехоту в атаку почти в сомкнутых строях",- пишет бывший генерал-танкист Ф. Меллентин (Ф. Меллентин. Танковые сражения 1939-1945 гг. М., 1957).

Добавим к сказанному не раз слышанное поисковиками от местных жителей Ржевского района о большом внимании немецких войск к строительству дорог, ведущих к фронту. Одним из способов дорожного строительства противника было мощение дорог кирпичной крошкой специально подорванных для этой цели кирпичных зданий. В то же самое время Красная Армия испытывала острый недостаток в продовольствии и боеприпасах из-за военной распутицы и бездорожья. "Дороги труднопроходимы - сильно затрудняется подвоз боеприпасов и продовольствия", - отмечено в журнале боевых действий 379 стрелковой дивизии за 24 апреля 1942 года. По времени эта запись совпадает с наблюдениями героев повести В. Кондратьева. В. Кондратьев пишет: "...Только к середине дня вышли они на большак к селу Луковниково. Большое село, войском заселенное. Почти у каждого дома машины стояли груженые, и шоферня вокруг них суетилась. (...)
- Чего припухаете? - спросил Жора шоферов,- фронт-то голодует.
- А чего мы можем, распутица. Вторую неделю пухнем. (...)

Тут увидели они, как плелись им навстречу несколько лошадей тощих, каждую боец под узду вел, а на них вьюками крафт- мешки бумажные с сухарями. Ну, сколько на каждую нагрузить можно? Пудов пять, не больше. Разве таким макаром фронт снабдишь? Попонятнее стало, почему голодуха на передке. Значит, верно, распутица во всем виновата" (там же, с. 195).

 

Просмотров: 384 | Добавил: Kazancev | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0