Суббота, 26.09.2020, 22:14
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Воспоминания

К вопросу о захоронении погибших солдат и учете безвозвратных потерь...

В Новгородской области поисковики обнаружили захоронение   солдат  по описанию из книги

10-07-08   ИА «Великий Новгород.ру»

Поисковики экспедиции «Долина» разыскали солдатское кладбище близ деревни Захарьино по художественной книге «Жертвуя собой». Три героини, три снайперши, по воспоминаниям автора, погибли в этих лесах в 43-ем. По описанию места захоронения командиру поискового отряда «Гвардия» Александру Орлову удалось найти это кладбище.

Захоронение не маленькое: 20 на 50 метров. В каждой могиле покоится по несколько  солдат  сразу. Офицеров  хоронили  в гробах, но большинство бойцов, видно, укладывали в братские могилы прямо с  поля   боя , с гранатами и личными вещами в карманах. Убитых немало. Только за 2 дня поисковикам удалось поднять останки 92 человек, найти два медальона, один из которых прочли на месте: здесь имя без вести пропавшего бойца из Омской области; другой медальон проходит экспертизу. Останки трех героинь советской книги пока не нашли.

По словам Александра Орлова, сейчас выкопано 20% кладбища. Дальше нужно его очищать от завалов, проверять каждый сантиметр, так  как   хоронили   солдат  в хаотическом порядке. Справиться с этим захоронением Александр Орлов планирует к концу месяца. На следующей неделе ему придет подкрепление в лице поисковиков из Коми и студентов пединститута.

Когда работы в лесу завершаться, и останки солдат второй ударной армии будут подняты на поверхность, поисковики планируют перевести их в деревню Захарьино на воинское захоронение, где души погибших воинов найдут свое последнее пристанище.

 

Россия, Ростовская область, Багаевский район, хутор Тузлуков - братская могила

                                              Номер захоронения в ВМЦ:

61- 94

 

Не смотря на огромнейшие потери наступление на Ростов продолжалось и к середине января наши части вышли к Манычу.

О том , какие здесь шли   бои  знают лишь молчаливые «свидетели» - братские могилы января-февраля 1943 года в станице Манычской, хуторах Красный, Усьман, Первомайский (Самодуровка), Арпачин, Тузлуков….

Я побывал во многих этих местах и много слышал рассказов о том, что после  боя   солдаты  уходили дальше, а  на   полях  лежали убитые и раненые. А потом аж до марта месяца их  хоронили  местные жители- старики, женщины , дети и подростки. В хуторе Баранники я встретился со стfрожилом, который будучи подростком , после  боя  за переправу на Маныче у хутора Сталино (ныне исчезнувший) – весь остаток января и февраль собирал и  хоронил  тела наших погибших и замерзших  солдат . Такую же историю я услышал от краеведа, учителя средней школы хутора Московский (Мартыновский район). Здесь остатки погибших лежали  на   поле   боя  до марта.
А вот свидетельства других: «Старики хутора Тузлуков сразу стали собирать убитых. Они запрягали волов в сани и целую неделю ездили по всей округе, собирая  солдат . Укладывали их в воронки. Сколько их было, воронок, набитых мёрзлыми трупами — тридцать? Сорок? Пятьдесят? Кто знает? Счёту не было...»

      «много погибших солдат осталось лежать в камышах реки Маныч. Весной, когда река проснулась, течение понесло тела погибших. Куда? Никто не знает. Сколько? Никто не считал...»

( http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m7/0/art.aspx?art_id=416)

Так, что вполне вероятно, что здесь захоронено только часть воинов, погибших в эти дни....

Источник: http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=http%3A%2F%2Fwww.pobeda1945.su%2Fburial%2F1558&tld=ru&lang=ru&la=&text=%D0%BA%D0%B0%D0%BA%20%D1%85%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BB%D0%B8%20%D1%81%D0%BE%D0%BB%D0%B4%D0%B0%D1%82%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B5%20%D0%B1%D0%BE%D1%8F&l10n=ru&mime=html&sign=4bd97cb5f9c80b9efc2724bdf1b9a85d&keyno=0

 

Найденный на поле боя солдат 72 года числился захороненным в братской могиле

В Марёвском районе Новгородской области у урочища Большое Врагово поисковиками отряда «Ветеран» (г.Киров) были найдены останки погибшего в 1942 году советского солдата. Работы проводились в рамках осенней Вахты Памяти совместно с поисковым отрядом "Находка" (Демянский район) поисковой экспедиции "Долина". С останками обнаружен личный медальон с заполненным вкладышем. Записи были сделаны карандашом и отлично сохранились. Погибшим оказался Деменков Степан Ильич 1915 г.рождения, красноармеец, уроженец пос. Озерский Семёновского с\с  Ключевского района Алтайского края.  Деменков С.И. воевал санитаром в составе 8-й роте 3-го батальона 732-го стрелкового полка 235-й стрелковой дивизии. По документам ЦАМО Деменков числился погребённым в братском могиле на кладбище д. Поля, а на деле - оставался лежать на поле боя. Красноармеец погиб, вынося раненных однополчан из-под огня противника: рядом с останками бойца были найдены разбитые санитарные носилки….

Источник: http://poisk-dolina.ru/news/news_detail.php?ELEMENT_ID=32578

 

 

Братская могила

воспоминания фронтовика.

Хочу описать еще одно ужасное следствие той войны — это  о  братской могиле.

Каждый из нас знает,  как   хоронят  одного человека. Но что собой представляют братские могилы  солдат  Красной Армии времен Великой Отечественной войны знают очень немногие.

Стояла прекрасная теплая весна 1944 года. В то время наша часть была переброшена на плацдарм западного берега реки Днестр у селения Ташлык в Молдавии. Перед описываемыми событиями, этот плацдарм несколько раз переходил из рук в руки. После каждого захвата плацдарма нашими войсками, немцы их сбрасывали в Днестр или за Днестр. В этот раз мы освобождали плацдарм уже ранее отвоеванный нашими предшественниками. Плацдарм был небольшим и был как бы вспахан малыми, большими и очень большими воронками от снарядов и бомб, сброшенных ранее немецкой авиацией при бомбежке понтонного моста переправы.

Пробегая под огнем противника мимо одной глубокой воронки, я случайно заглянул в нее. В воронке, в самых хаотичных позах — вдоль и поперек, вверх и вниз головами лежали целые и искореженные взрывами тела солдат. Тел было несколько десятков или даже целая сотня. То, что я увидел, психически нормального человека, повергло бы в шок. Я же взглянул и побежал дальше. Под вражеским огнем думать не приходилось. Уже значительно позже, когда я был в команде выздоравливающих госпиталя в г.Тбилиси в Грузии, история с ужасной воронкой, набитой трупами убитых солдат, всплыла снова. Со мной на кровати спал валетом солдат значительно старше меня по возрасту. Почему на одной кровати? В госпитале не хватало мест для раненых. Почему валетом? Потому что кровать была узкой для двоих. До ранения он служил в штабе какой-то части и был более меня информирован. Он и разъяснил мне, что увиденная мною воронка была незасыпанной братской могилой. И что такие могилы в воронках или естественных ямах, являлись естественным местом для захоронения убитых солдат. А то, что трупы лежали в таких хаотичных позах, он объяснил тем, что солдаты из похоронной команды вбрасывали трупы вдвоем, взявши их за ноги и за руки. Для захоронения в воронках другого способа не было. Не будешь же влезать в воронку с крутыми краями, чтобы укладывать трупы рядами. А мертвым все равно, как лежать. И уже сам факт, что я увидел незасыпанную братскую могилу, говорит о той спешке, в которой солдаты похоронной команды действовали. Может и они сами потом заполнили эту воронку. Вслед за продвижением фронтов, таких братских могил остались тысячи и тысячи. Никто уже не узнает, в какой из таких воронок, именуемой братской могилой, покоятся останки того или иного солдата, отдавшего свою жизнь в войне с фашизмом. И что значит гипноз войны? Я, как и все остальные солдаты знали, что одна из братских могил ждет и меня. Но я не задумывался над этим и, очевидно, правильно делал. Иначе и воевать нельзя. И, естественно, я не предполагал тогда, что это не могилы, а свалки тел.

Мне представляется, что живущим сейчас людям, следовало бы знать, что представляли собой братские могилы для солдат времен Великой Отечественной войны Советского Союза. И еще. Братская могила-какое издевательство над дорогим каждому человеку словом — брат.

Не могу не рассказать еще об одной смерти. Это был щупленький солдат по фамилии, кажется, Савельев. Бой был в Венгрии. Мы наступали шеренгой. Немцы не стреляли. Савельев бежал слева от меня. Впереди нас был виноградник. И вдруг он напоролся на немца, засевшего в винограднике. Тот и выпустил в него автоматную очередь. Я видел, как пули полоснули его по груди и животу. Савельев, будучи уже фактически мертвым, пробежал еще несколько оставшихся метров и бросил в окоп лимонку. Это звучит как-то неправдоподобно, но это действительно было так. Когда я позже поделился увиденным со своими ребятами, некоторые подтвердили, что и они видели практически убитых солдат, бегущих по инерции еще немного.

 

Земля-спасительница

Мне хочется рассказать о роли земли для солдата в той войне. Окоп или ячейка для солдата — единственное убежище и спасение от всех напастей войны. Это и защита от пуль, осколков и даже от гусениц танка, если он достаточно глубок. Окоп это и спасение от холода и непогоды, тем более для нас, плохо одетых и обутых. Мы окапывались не по принуждению или по приказу. Окапывались мы по собственной воле, зачастую из последних сил. И окоп должен быть достаточно глубоким. В противном случае он тебя не защитит. В этой связи припоминается такой случай. В одной из балок мы должны были обедать. Только что солдат принес ведро с едой от полевой кухни. Не успели мы расположиться вокруг ведра, как неожиданно налетела немецкая авиация. Бомбили они не нас, а рядом расположенную дальнобойную артиллерийскую батарею. К моему счастью я свалился в рядом кем -то вырытую ячейку. Тут же на меня сверху свалилось еще несколько солдат, но я их тяжести не чувствовал. Когда же все утихло, начали выкарабкиваться из ячейки. Но мешал верхний. Когда его сбросили, то оказалось что он убит осколком от бомбы. Для него, лежащего сверху, окоп оказался недостаточно глубоким.

Ячейка для нас была и временным передвижным домом, которую мы каждый разобживали на новом месте. Было очень здорово, если можно было достать солому для подстилки. А если нет — укладывались просто на землю. Обычно ячейку мы рыли на двоих. Приобретя некоторый опыт, мы с приятелем Мишей обзавелись обычной крестьянской штыковой лопатой. Рыть землю нашими тупыми саперными лопатками было тяжело и занимало много времени. Очень высоко ценились немецкие саперные лопатки. Они и легче, и острее, и удобнее. Вдвоем в ячейке не так одиноко а в холод и согревали друг друга. Две шинели не одна. В морозные дни и ночи, лежа в ячейке, бывало бьешь ногами по стенке ячейки, не давая им окончательно окоченеть или отморозиться. И все же, несмотря на все мои старания, я отморозил оба больших пальца на ногах. В начале у нас были большие трудности с рытьем окопов c замершей землей .Особенные трудности мы испытывали при рытье окопов под миномет из -за его большого объема. И тут, в очередной раз, нас выручила солдатская смекалка. Мы обзавелись обычными топорами. Промерзшую землю откалывали большими кусками, как лед на реке. Отколовшиеся глыбы мы выбрасывали на бруствер. Припоминается, что глыбы были такими большими, что приходилось их выбрасывать вдвоем и даже втроем. Под отколовшимися глыбами земля просто дымилась. Она была мягкой и легко копалась. Чтобы закончить воспоминания об окопах. Сплошных окопов у нас не было. Были только ячейки, как правило на двоих. Не было никогда у нас и, воспетых поэтами землянок. Так как часть наша была механизированной, то были у нас и окопы для автомашин. Это были углубления в земле в виде острого угла. Машина заезжала туда передком и таким образом прятала свой двигатель и часть кабины от пуль и осколков. В хорошем окопе для автомашины были заинтересованы все. Автомашина для нас много значила. Когда мы теряли машину, то мы теряли средство передвижения, пропадали наши запасы еды. И тогда нам приходилось преодолевать большие расстояния пешком да еще в тылу врага.

ИСТОЧНИК

http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=http%3A%2F%2F922polk.ucoz.ru%2Fpubl%2Fknigi%2Fbratskaja_mogila_vospominanija_soldata%2F3-1-0-100&tld=ru&lang=ru&la=&text=%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%BE%20%D1%82%D0%BE%D0%BC%2C%20%D0%BA%D0%B0%D0%BA%20%D1%85%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BB%D0%B8%20%D1%81%D0%BE%D0%BB%D0%B4%D0%B0%D1%82&l10n=ru&mime=html&sign=b2222c56edfe018cff97c3e03447f823&keyno=0

 

ДЕТСТВО, ОПАЛЕННОЕ ВОЙНОЙ…

11 октября немцы взяли Мценск…, но в Петровском они не появлялись. Жители надеялись, что нашу глубинку, расположенную вдали от дорог, минует война.

16 февраля 1942 года в районе с. Подбелевец, Красного Хутора и Лыково завязались ожесточенные бои. В Соймоново были хорошо слышны орудийные выстрелы, разрывы снарядов. Ночью со стороны Подбелевца были видны огненные сполохи. А ранним утром в деревню пришел обоз. Во дворе комендатуры сложили огромный штабель замерзших трупов немецких солдат. В деревне развернул работу немецкий госпиталь.

Мирных жителей согнали в один нежилой каменный амбар. Трудно было сказать, сколько людей там вместилось. Днем поочередно стоя грелись у печки, а ночью вповалку спали на холодном полу. Даже ноге ступить было негде. Вдобавок ко всему начал свирепствовать сыпной тиф. Люди умирали от тифа и голода. Немцы наложили карантин и запретили выходить со двора на улицу. Но нам удавалось пробираться на колхозное поле, где находились бурты картофеля. Немцы специально раскрыли их, чтобы картошка замерзла… Вот мы и набирали мерзлой картошки, а затем варили в снарядных гильзах… Собственно это была уже не картошка — без цвета, запаха и вкуса. К тому же без соли. Маялись животами, но как говорят — «Голод не тетка»…

Однажды немецкий обоз расстреляли советские штурмовики, и на дороге остались трупы лошадей. Никогда не ели конины, а тут пришлось. Нарубили топором, сварили конину в большом чугуне на всю артель. Если без соли и хлеба, как будто никогда вкуснее ничего не едали. Но и это пиршество продолжалось недолго. Прибыла в Соймоново воинская часть из мадьяр. Немцы держали их в черном теле, были голодные, как волки. Вот они-то и поели всю эту конину.

Отсюда, из Соймоново, мне пришлось дважды участвовать в походах на передовую, в Елизаветинку. Опасно это было, но голод оказывается еще страшнее….

…Немцы, заняв деревни прифронтовой полосы, уничтожили не только жилые дома. Они взрывали, оставляли открытыми на морозе погреба и подвалы, чтобы картошкой и другими крестьянскими запасами не воспользовались мирные жители и наши солдаты. Весной, когда уже стало тепло, замороженные картошки превратились в вонючее слизистое месиво, из которого при желании можно было набрать, промыть в воде, высушить на солнце серое вещество с крахмалом. Вот из такого «сырья» и пекли без муки и соли, без масла так называемые «тошнотики»…

….В населенных пунктах прифронтовой полосы скопилось много беженцев, эвакуированных из деревень, где теперь проходила линия фронта. Жили в домах местных жителей, сараях, амбарах, конюшнях, в шалашах. Немцы выгоняли, а они тайком возвращались обратно, ближе к родным местам, ожидая прихода Красной Армии. Население голодало, умирало от истощения, тифа и других болезней. По лесу, на лугах бродили голодные люди в поисках съедобного гриба, ягоды и других растений… Вы никогда не едали русских устриц? А мы едали, да только вспомнишь — так наизнанку выворачивает многие годы спустя…

…В августе 1943 года, когда нас уже под Орлом освободила Красная Армия, мы вернулись домой. В Елизаветинку нас не пустили — земля еще была напичкана минами, да и самой деревни не было… Поселились в немецком блиндаже д. Проказинка. Стояла страшная жара. С полей, заросших бурьяном, ветер приносил смрадный запах разлагающихся тел солдат. Всего несколько дней тому назад здесь шли жестокие бои. Большие потери были с обеих сторон…

Председатель колхоза Докукин И. Т. собрал человек 5 подростков и попросил хоронить убитых в бою воинов… Нашли в блиндажах лопаты и пошли на то самое поле. Среди бурьяна еще стояли полусгнившие копны… Перед глазами и сейчас стоит это страшное поле, усеянное телами погибших. Много их было. Хоронили целый день недели полторы. Со счета сбились. Одно я помню хорошо, что подобрали только солдатских документов два вещмешка!

Трупы полуразложились на солнце. Их нельзя было переносить в одно место. Копали могилу рядом с убитыми, опускали тело в могилу и засыпали землей, не ставя памятников и обелисков…

Трупный запах, разлагающееся тело, трупные черви… Несколько дней мы не могли толком есть, ночами снились кошмары… Потом привыкли, работали в противогазах…

Я часто бываю на этом поле, вспоминаю осень 1941 года, лето 1942-1943 годов. Поле, где мы хоронили солдат, давно распахано, не осталось следов от могил. Только нет-нет вешние воды иногда вымывают на поверхность человеческие кости… И в голову мне приходит мысль: «Мценская земля — это огромная братская могила и каждое ее поле можно назвать — Солдатским полем!»

Не так давно был я в Высокинской основной школе, осмотрел небольшой музей Боевой славы, встречался с учащимися старших классов. В беседе с ребятами я понял, что они ничего не знают о событиях, которые происходили в окрестностях д. Высокое в военные годы. Так кто же виноват в этом? Наверное, мы, свидетели событий той поры, хранящие в своей памяти то, что так нужно молодому поколению — факты, из которых и складывается история. Мы обязаны рассказать о них…

Потанин Л. С.,

директор музея истории народного образования г. Мценска

2000 г.

Источник   http://orel-region.ru/victory/memory/3_10.html

Категория: Воспоминания | Добавил: Kazancev (01.12.2014)
Просмотров: 1081 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0