Воскресенье, 20.09.2020, 10:51
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Воспоминания

Хорст Гроссман Ржевский кошмар глазами немцев
Ликвидация бреши
Давно готовящееся наступление должно было начаться 21 января. Но недостаточное число войск, сильные морозы, выигрышное положение противника, снежные метели говорили о необходимости его отложить. Наступлению благоприятствовала лишь слабая оборона русских, которые не сумели использовать свои благоприятные возможности в течение 17 дней с момента прорыва.
    Но у них еще было время, противник продвинулся в районе прорыва на юг и близко подошел к шоссе Смоленск — Вязьма, по которому осуществлялось снабжение армий, и угрожал нападением с юга. Положение окруженного 23-го корпуса становилось все более критическим. Днем с наблюдательных позиций 39-го полка видели нескончаемые колонны русских, направляющиеся к югу. И ночью та же картина — колонны грузовиков с зажженными фарами. Недостаток боеприпасов у артиллеристов не позволял им что-либо предпринимать против этого движения. Русские имели в своем хозяйстве мощные снегоочистители, которые с легкостью расчищали занесенные снегом дороги.
     У немцев же не было ничего, кроме лопат. 21 января в снежную метель и мороз, доходящий до 45 градусов, группировка генерала Крюгера, командира 1-й танковой дивизии, дислоцировавшаяся в деревне Сычевка, перешла в наступление в северо-западном направлении. Цель — захватить Осуйское. Однако атака противника на фланги войск, расположенных юго-западнее Ржева, заставила ее сузить район наступления. Противник сражался мужественно и непрерывно переходил в контратаки, так что группа Крюгера продвигалась медленно.
      22 января, при морозе в 45 градусов, с востока выступила боевая группировка 6-го корпуса («Главная задача») под водительством командира 161-й дивизии генерала Рекке и группа Линдига. Они шли вдоль обеих ведущих от Ржева на запад-северо-запад дорог по обоим берегам Волги.
      Навстречу ей пробивалась основная масса 206-й дивизии 23-го корпуса и кавалерийская бригада СС «Фегеляйн». Эта встречная атака преследовала Цель: закрыть брешь между 6-м и 23-м корпусами и обеспечить 23-й корпус снабжением, доставляемым в 9-ю армию. Это давало также возможность отрезать устремившиеся на юг русские армии (29-я и 39-я) от путей их снабжения. До каждого солдата и офицера была доведена эта важнейшая задача. Несмотря на жестокую стужу, они упорно сражались с захваченным сначала врасплох, а затем упорно сопротивляющимся противником, зачастую в ожесточенном ближнем бою.
           Группа «Главная задача», в том числе 471-й полк 251-й дивизии, части 256-й дивизии с подчиненным ей I батальоном 84-го полка, продвинулась на северном берегу Волги до высоты близ впадения реки Сишка в Волгу; 39-й полк 26-й дивизии, усиленный 3-м батальоном 396-го полка 216-й дивизии и зенитной артиллерией под командованием капитана Барга из 4-го зенитного полка, дошел до Сишки южнее Волги.
        Другие батальоны группы «Главная задача» и идущие им навстречу соединения занимали новые позиции в не менее тяжелой борьбе. Цель дня 22 января была достигнута. 23 января наступление продолжалось, тем более что температура упала до минус 25 градусов. Войска мужественно атаковали деревню за деревней и в 12.45 оба наступающих клина сомкнулись у деревни Соломине, севернее шоссе Ржев — Молодой Туд. Пути снабжения русских у Никольского и севернее Соломино были блокированы. Стремительное наступление войск, эффективно поддержанных тяжелой и противотанковой артиллерией, самоходными орудиями и танками, а также 8-м авиационным корпусом, достигло своего результата. Возникла необходимость приостановить наступление, чтобы укрепить и расширить оборону против угрожающего с юга и ожидаемого с севера прорыва «моста» со стороны противника.
        Потрепанный за время боев 23-й корпус получил необходимое снабжение. Однако окончательное уничтожение разрозненного противника оказалось невозможным из-за его многочисленности, протяженности пространства и недостатка собственных сил. Но остановка могла пойти на пользу наступлению, так как группировка русских юго-западнее Ржева фактически лишилась снабжения. Правда, опасность заключалась в действиях ударной армии, которая продвигалась из района Осташкова с целью обойти с запада 23-й корпус, чтобы соединиться с русскими юго-западнее Ржева.
      Образование котла
25 января приданный 4-й армии XLVI танковый корпус под командованием генерала фон Витингхоффа взял на себя руководство группировкой, дислоцировавшейся в Сычевке, а 27 января еще и 86-й дивизией, обороняющей участок Ржев — Осуга. Ожидаемое крупное русское наступление с целью прорыва «моста» началось 26 января при введении в бой многочисленных танков и самолетов против Северного фронта, обороняемого VI корпусом (256-я дивизия). А 27 января, при сорокаградусном морозе, русские атаковали правый фланг 23-го корпуса (206-я дивизия). Бои продолжались с короткими перерывами до 17 февраля. Атаки и контратаки сменяли друг друга, поражения и победы следовали одни за другими. Ослабленные войска держались из последних сил и вынуждены были уступить русским небольшой плацдарм у Соломино. Военными действиями здесь руководили штабы 161-й и 256-й дивизий, а позднее дивизии СС «Рейх» 6-го корпуса и 206-й дивизии 23-го корпуса. 8-й авиационный корпус активно поддерживал наземные войска, совершая боевые вылеты даже в ненастную погоду.
        Несколько слов о новом главнокомандующем 9-й армии, генерале Моделе. Голову этого невысокого, но сильного человека обрамляли густые черные с проседью волосы. По его открытым, несмотря на толстые стекла монокля, и добрым серо-голубым глазам можно было судить об отзывчивом сердце. Решительная складка у рта и выдающийся подбородок говорили о твердой воле генерала. Короткие, но элегантные движения рук выдавали его импульсивный темперамент. Способность Моделя по-доброму общаться со своими солдатами снискала ему любовь и уважение всех воинов. Он находился рядом с ними в грязи окопов и с сочувствием выслушивал их нужды, рассказы о семьях, оставшихся дома. Его постоянная забота была настоящим благом для солдат. Им принадлежало его сердце. И от них он мог потребовать отдать свои жизни в тяжелом бою. Модель ежедневно бывал на передовой. На самолетике «Аист», в автомобиле, в санях, на лыжах, на лошади или пешком добирался он до войсковых частей. Его духовная и физическая закалка казалась единственной в своем роде. Не было такой горячей точки, где он внезапно не появлялся бы в решающий момент. Беспощадный к самому себе, Модель подавал отличный пример всей своей армии. Большую часть времени он проводил не в штабе, а на поле боя.
        Несмотря на начавшееся 26 января мощное русское наступление, Модель отдал приказ к контратаке южнее Ржева. Бой начался 29 января, в тот самый день, когда русские впервые подошли к шоссе Смоленск — Вязьма, которое затем им удавалось время от времени блокировать. Контратаку должны были осуществить: 46-й танковый корпус — на Никитово — Осуйское; группировка Линдига (6-й корпус) — на юго-запад к станции Мончалово. 30 января командование группой принял генерал Бурдах (251-я дивизия); группировка фон Ресфельда и кавалерийская бригада СС «Фегеляйн» (23-й корпус) в направление на Чертолино и 246-я дивизия (24 января переданная приказом группы армий «Центр» в распоряжение 9-й армии) после взятия Белого в северном направлении. В этой операции по созданию окружения впереди выступила наиболее стойкая 1-я танковая дивизия, за ней — в сильные морозы, по глубокому снегу шаг за шагом двигались войска, сражающиеся с сильным противником.
          Русские, с присущим им фанатизмом, оказывали отчаянное сопротивление в своих дремучих, утопающих в сугробах лесах. Однако они несли большие потери и вынуждены были закрепиться на старых укрепленных позициях юго-западнее Ржева. Несмотря на упорное наступление противника, создавшее угрозу прорыва на Северном фронте, генерал Модель продолжал придерживаться своего плана. Так как положение западнее позиций 9-й армии в районе Витебска становилось все более угрожающим, 30 января группа армий «Центр» ускоренно перебросила туда 3-ю танковую армию, приказав ей закрыть брешь западнее 9-й армии. Для защиты железнодорожной линии Вязьма — Ржев юго-западнее Сычевки генерал Модель выделил довольно слабую 6-ю танковую дивизию. Ее способный командир, генерал Раус, довольно неопытный в боевых условиях, служивший ранее в обозе и во вспомогательных войсках авиации, из которых в случае необходимости следовало сформировать дивизию, сумел вдохновить своих не нюхавших пороха бойцов. Он предпринял неспешное так называемое наступление улиток. При незначительных собственных и высоких вражеских потерях Раус постепенно отодвинул этот участок фронта на запад. Улитка, медленно ползающая в поисках корма, послужила примером тактики ведения боя. Время здесь не играло никакой роли (темп движения улитки). В качестве цели нападения выбирался тот пункт, где успех казался легко достижимым («где никакая опасность не угрожает»). Тщательная разведка сил противника и его поведения составляли предварительное условие атаки. Затем следовала основательная подготовка, чтобы избежать любых просчетов неопытных в бою солдат. Каждую отвоеванную позицию группа тотчас же обустраивала, создавая перед окопами снежные валы для круговой обороны (раковина улитки), в то время как в тылу, на главной линии обороны, войска пребывали в полной безопасности. После этого они перемещались, занимая новые боевые позиции.
        Спустя длительное время, когда противник терял бдительность, следовала новая атака. Применяя эту тактику, генерал Раус оттеснил противника по всей линии фронта юго-западнее Сычевки.
         В конце первого месяца он отвоевал у русских 80 деревень и продвинул фронт на 8–12 км. Когда 6-я танковая дивизия, получив подкрепление, вернула себе прежнюю силу, она сменила 2-ю танковую дивизию СС «Рейх», занимавшую позиции северо-западнее Сычевки. В подчинение этой дивизии передали различные подразделения, хотя они и не были еще полностью готовы к боевым действиям. Ей противодействовал русский пехотный корпус в составе 27 батальонов. Здесь генерал Раус применил другую тактику — «рубильной машины». После тщательной разведки и рекогносцировки (их подготовку и проведение облегчали аэрофотоснимки) создавался точный план боя. Здесь все зависело от внезапности нанесенного по врагу удара. Необходимое снабжение доставлялось только ночью. Мнимая атака вводила русских в заблуждение относительно места и времени последующего наступления. Как только подготовка заканчивалась, следовал массированный огонь из всех видов орудий, включая зенитки, минометы, реактивные снаряды, а также бомбовые удары с воздуха. Земля была буквально пропахана. Затем следовала атака, переходящая в жестокий ближний бой. Вновь занятые позиции удерживались до тех пор, пока контратаки русских не затухали. Лишь тогда штурмовой отряд уходил на отдых до следующего броска. Противник терял опорные пункты один за другим и оттеснялся все дальше от своих пунктов снабжения.
       Пояснение: перехваченные радиограммы говорили о явной недостаче у русских продовольствия и горючего, но боеприпасов, доставляемых авиацией, вполне хватало. 3 февраля авиаразведка передала о продвижении противника, пытавшегося выйти из окружения, с востока на запад. 1-я танковая и 86-я пехотная дивизии также наносили мощные удары по противнику.
        4 февраля 86-я дивизия заняла Осуйское. 5 февраля у Чертолино соединились не выходящая из боя 1-я танковая дивизия и пробивающаяся ей навстречу бригада «Фегеляйн». Теперь основная масса 29-й русской армии была окружена, а 39-я оттеснена на запад.
          Сражения на линии окружения русских войск
Вечером 5 февраля генерал Модель отдал приказ 28-й и части 39-й армии на уничтожение окруженного противника. Главным действующим лицом этой операции должен был стать 46-й танковый корпус. 6-й и 23-й корпуса удерживали в это время Северный фронт. Получив известие об окружении под Ржевом своих войск, главнокомандующий Калининского фронта снял с него часть соединений, приказав им начать наступление с целью прорыва кольца.
         Одна русская атака следовала за другой. Значительная поддержка оказывалась танками, мощнейшим артиллерийским огнем, авиацией, сбрасывающей бомбы и косящей своими пулеметами наземные войска. Однако все атаки отражались 256-й и 206-й дивизиями. Русские пытались прорвать кольцо окружения, но были отброшены. Немецкие войска удерживали свои позиции, несмотря на тяжелые, еженедельные сражения и высокие потери. Но еще больший ущерб был причинен противнику.
         Генерал Модель, как всегда энергичный и целеустремленный, появлялся на поле боя и своими личными указаниями помогал командованию этого участка фронта отражать мощные атаки русских. Находящиеся под угрозой позиции 256-й дивизии он усилил артиллерией и перебросил на этот участок фронта батальон 27-го корпуса. Войскам дивизии «Рейх» был дан приказ: удерживать «мост» и линию окружения. 9 февраля западная часть линии окружения была усилена войсками 86-й пехотной и 1-й танковой дивизий, а также бригадой «Фегеляйн».
         Последующие бои на северном фронте у Ржева были особенно ожесточенными. Находящийся в окружении противник занял систему бункеров и окопов старой волжской позиции. Блиндажи, укрепленные сильно промерзшей почвой, были недосягаемы для бомб. Авиация все время пополняла боеприпасы русских войск. Против этого хорошо защищенного, выносливого, активно воюющего противника выстоял немецкий солдат. Укрываясь в занесенных снегом воронках от бомб на открытом пространстве, изнуренный в ближних и ночных боях, он выбивал врага из его опорных пунктов. Ночные бои стоили немецким солдатам сильного нервного напряжения, но в то же время нередко приносили самый большой успех. Русские также охотно атаковали по ночам, однако сами побаивались таких атак.
           «Мост» на Южном фронте штурмовал 3-й батальон 39-го полка, в ожесточенном ближнем бою боровшийся за сильный опорный пункт сопротивления в деревне Брехово. Особенно тяжелым было наступление на так называемую школьную высоту в 1,5 километрах западнее Брехова. Эта высота была изрезана вырытой еще осенью 1941 года системой окопов и хорошо замаскирована с отличными полями обстрела. Блиндаж, опущенный на 2,5 метра в твердую как камень, промерзшую землю, выдерживал даже снаряды тяжелой немецкой артиллерии. 120 русских бойцов с большим упорством защищали это укрепление. Против него, пробираясь по глубокому снегу, сражались: с севера — 3-й батальон и с востока 1-й батальон 451-го полка 251-й дивизии под огневым прикрытием ее артполка, а также 210-мм мортиры. Две 88-мм зенитки били по блиндажу прямой наводкой.
        15 февраля 451-й полк отважно штурмовал этот важный, укрепленный русский опорный пункт. Немецкие части все сильнее сжимали врага в кольце окружения, однако противник под командованием своих офицеров и комиссаров сражался с ожесточенной яростью. Ему вдолбили в голову показания перебежчиков: «Генерал Модель приказал расстреливать всех пленных». Впрочем, пленные очень скоро на своем опыте убедились в ложности этой провокации. Русские сделали попытку прорвать кольцо окружения с юго-запада. Особенно тяжелыми были бои под Ступино. Но и здесь немецкие войска не отступали, хотя их снабжение было сильно затруднено.
           17 февраля бои достигли высшего драматического накала. Главнокомандующий Калининским фронтом генерал-полковник Конев, судя по обстоятельствам, делал все возможное, чтобы вывести свои войска из окружения. Он снова и снова после сильной артиллерийской подготовки с применением минометов и реактивных установок «катюш», поддержанных авиацией, бросал танки против ослабленного не прекращающимися боями Северного фронта.
          17 февраля шесть русских танков прорвались к линии окружения, однако сопровождающая их пехота была отброшена. Эти шесть танков устремились в прорыв и представляли чрезвычайную опасность для немецких соединений, так как у них почти не осталось противотанкового оружия. Тыловые службы и штабы, оказавшиеся беззащитными, были брошены на произвол судьбы. Если бы танкам удалось перерезать подъездные пути, на которых держалось снабжение войск, это могло бы привести к краху всего фронта. Ситуация сложилась критическая. Но железные нервы генерала Моделя выдержали все. Он поднял по тревоге батальоны и направил их против танков, оказавшихся уже в тылу 1-й танковой дивизии. Но они так и не достигли линии окружения. В последнюю минуту пять танков уничтожила артиллерия. Судьба окружения была решена.
            Дни 18 и 19 февраля оставались еще критическими. Зажатый в кольцо противник предпринял попытку прорыва по всему фронту. Но исход борьбы был уже предрешен. 29-я и большая часть 39-й армии русских были уничтожены, шесть стрелковых дивизий оказались обескровлены, четыре были основательно потрепаны, а девяти пехотных дивизий и пяти танковых бригад больше не существовало.
           Потери русских составили: 4888 пленных, 26 647 убитых, 187 танков, 343 орудия, 256 противотанковых орудий, 7 зениток, 439 минометов и 711 пулеметов.
           8-й авиакорпус сбил 51 самолет противника в воздухе и 17 на земле. Кроме того, было уничтожено четыре танка, две батареи, 28 орудий, свыше 300 повозок и более 200 саней.
           Приказ по армии от 18 февраля подвел итоги сражения:
Главнокомандующий. Главная квартира 9-й армии. 18.2.42
        Солдаты 9-й армии!
Мои прошедшие испытание морозами бойцы Восточного фронта! После устранения попытки прорыва окружения русских войск западнее Ржева 9-я армия в тяжелых еженедельных боях, несмотря на сильное сопротивление противника и попытки прорыва с севера и юго-запада, разбила одну из прорывающихся вражеских армий и полностью уничтожила другую. Этот воинский успех имеет прямое отношение к каждому командиру и каждому солдату! Без непробиваемого щита обороны на востоке и севере было бы невозможно уничтожить врага путем нашего контрнаступления. Образцовое выполнение поставленных задач всеми командирами и испытанный в сражениях союз всех видов оружия, особенно авиации, стали необходимым условием этого успеха. Ваша готовность от командира до бойца бороться до конца вновь и вновь доказывает, что мы превзошли русское оружие и стойкость солдат Советской России, невзирая на жестокость продолжительной русской зимы.
       Фюрер наградил меня сегодня «Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту Железного креста». Я буду носить эту награду с признательной гордостью за вас, солдат 9-й армии, в особенности тех, кто отдал жизнь за выполнение наших задач, и как знак вашей солдатской стойкости. Ваша боевая стойкость в этой зимней войне 1941/42 годов войдет в историю великого немецкого народа как фактор, прославивший наше оружие. Она дает твердую уверенность, что мы, показавшие в этих боях всю силу своего солдатского духа, и в будущем успешно справимся с любым врагом и любой задачей, которую поставит перед нами фюрер.
        Модель, генерал танковых войск.
 
«То, что в разгар зимы совершил немецкий солдат в четырехнедельной беспрерывной битве за Ржев против превосходящих сил врага, войдет как героический эпос в немецкую историю. Это была тройная победа: против стихии, врага и вынужденных перерывов в снабжении», говорилось в докладе 9-й армии. И в самом деле, немецкий солдат Восточного фронта 1941/42 годов образцово выполнил свой солдатский долг. Испытывая невообразимые лишения, он понес тяжелейшие жертвы, но не впал в отчаяние. Подобный пример мог бы послужить многим поколениям.
         Шестая танковая дивизия, продвигающаяся в декабре 1941 года к Клину, городу северо-западнее Москвы, заняла 57 гренадерами и 40 саперами с тремя орудиями плацдарм. Вновь и вновь отражая атаки, изнуренная голодом, стужей и врагом, малочисленная группа бойцов ни мгновения не сомневалась в том, что добьется победы в зимнем сражении. Хотя в результате продолжительных боев под Ржевом неприятель был разбит, угроза городу все еще оставалась. Особенно на Северном и Западном фронтах. Сражения там продолжались до апреля 1942 года, до весенней распутицы. Это привело даже к отдельным поражениям. Их устранение потребовало всех сил фронтов. Не всегда успех сопутствовал немецким войскам.
        Так, противник прорвал фронт 102-й и 253-й дивизий у Холмеца. В прорыв были срочно брошены войска группировки фон Ресфельда. Это произошло как раз в тот момент, когда эта группировка почти что окружила врага у Завидово на юго-востоке в направлении Оленино.
           Окруженные войска вынуждены были сдаться.
           Рынок в Ржеве
На рынке расположились мужики и бабы, оборванные, ругающиеся, старые. Рядом с ними мешок или корзина, перед ними — расстеленный лоскут платка, на котором в пестром изобилии уживаются разнообразные вещи. Семена, немного мака, всяческая зелень. Вешают стаканчиком из-под водки. Вот старая женщина продает целое ведро с солеными огурцами, другая баба предлагает четыре яйца, там продают пару новых чулок. Но это уже редкость! Остальные вещи так жалки и безотрадны, что покупателя охватывает глубокое сострадание.
        Заржавленные керосиновые примусы, разбитая посуда, растоптанные ботинки, тряпки, утварь всех сортов, состояние которой указывает на долгое пребывание в сырой земле, немецкие сигареты, твердое как камень мыло, зажигалки, бывшие в употреблении зубные щетки, гребенка, курительные трубки и тому подобное…
        А какова цена? «Хлеб», — угрюмо говорит старуха, та, что продавала чулки. Ей нужен солдатский хлеб, вернее — три хлеба. Другой торговец за рыболовный крючок просит 2 рейхсмарки. Деньги потеряли здесь свое значение. Редко можно увидеть в руках торгующих немецкие деньги, а рубли уже вообще не ходят. Оголенная нужда смотрит на нас. И все же среди всей этой нищеты и горя — воля к жизни.
Категория: Воспоминания | Добавил: михаил (29.11.2012)
Просмотров: 20337 | Рейтинг: 3.3/6
Всего комментариев: 0