Понедельник, 28.09.2020, 12:57
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Воспоминания

Субъективная ошибка в выборе целеуказания или подмена цели?

    В недавних пор, для пополнения информационного блока нашего сайта, а также в целях уточнения информации об обнаруженных поисковыми отрядами останках бойцов, я периодически провожу мониторинг печатных сообщений СМИ и различных интернет-сайтов, в той или иной мере, освещающих эту тему. Так вот, на основе  отсмотренных более 110 сообщений СМИ  и материалов сайтов, касающихся темы поисковой работы на территории Бельского района, только около 24 источников предоставили информацию, в которой рассказывается о боевых действиях дивизий и  полков, сражавшихся в этом районе. В большинстве случаев содержание сообщения можно структуировать следующим образом:

     вступление, в котором говорится о необходимости сохранения памяти и приводятся слова А.В. Суворова о том, что война не окончена, пока не похоронен последний солдат. При этом, слова полководца видимо воспринимаются в буквальном смысле- найти и похоронить. Всё.

    рассказ об истории поискового отряда.

    рассказ о некоторых участниках поискового отряда.

    яркий пример об обнаружении и  подъеме бойца с медальоном или подписанным предметом быта, установление его персональных данных. При этом, как правило, ни номера дивизии или полка отчего-то не упоминают. Как и не рассказывают о том, почему именно в данном месте проводятся поисковые работы, на основании каких архивных документов было выбрано это место и на какой конечный результат рассчитывают поисковики.  Насколько я верно понимаю эту ситуацию, поисковики придерживаются некоторых суеверий и "боятся сглазить, упустить удачу". 

   Затем, обычно,  идет рассказ о прошлогодних мероприятиях и церемониях перезахоронения, а также рассказ о пополнении коллекций имеющегося музея.

   В заключительной части, как правило, выражается благодарность спонсорам, государственным учреждениям и всем неравнодушным людям, которые поддержали экспедицию. 

 Иногда некоторые участники поисковых отрядов одеваются в униформу бойцов Красной Армии или Военно-Морского Флота, видимо, пытаясь таким вот неординарным образом "проникнуться духом" того сурового времени. Что сказать, каждый имеет право поступать так как ему кажется правильным. Вопрос в том, насколько это уместно? Никто же не одевает униформу, например, военных моряков, если к Флоту ты отношения не имеешь. 

    Какой же конечный результат всей этой деятельности? Собственно говоря, в чем по мнению авторов печатных заметок или интернет сообщений заключается смысл всей этой работы? Если буквально всё воспринимать, то смысл заключается в том, чтобы  в некоторой географической точке, где раньше были ожесточенные бои, отыскать безвестные незахороненные останки бойцов или неизвестные, не стоящие на учете воинские захоронения. Потом, когда представляется возможность, а это, как правило, происходит спустя некоторое время, проводится торжественная церемония захоронения, в рамках которой говорят правильные и красивые слова, в том числе и о том, что "Никто не забыт"... И в большинстве таких случаев "поднятые" поисковиками солдаты хоронятся неизвестными, то есть солдатами, лишенными права на имя. Правильно ли это?  Разве увековечивание заключается лишь в том, чтобы похоронить неизвестными? Не знаю, но я не согласен с таким подходом.

   Вот, собственно и все. В соответствии с законом, благоустройство и содержание возлагаются на местные органы самоуправления.  А их крайне скудные бюджеты не всегда позволяют выполнить возложенные на них законом функции. По хорошему, конечно было бы верно, если рядом с каждым воинским мемориалом была установлена табличка, в которой указывалось кто, когда и за какую сумму произвел капитальный ремонт этого памятника или мемориала. Во-первых, люди имели бы возможность выразить свою благодарность. А во-вторых, это стало бы движением "народного контроля" на пути возможны коррупционеров.

   Есть и еще одна проблема.  Отчего-то  мы не упоминаем ни номеров полков, ни номеров дивизий, ни отдельных частей, которые сражались в этом районе, не рассказываем и не показываем архивные документы с сайта Память народа, не пытаемся восстановить боевую летопись этих частей и соединений.  Получается, что непонятно какие бойцы непонятно откуда попали в это место и погибли... И назвать такое положение дел - УВЕКОВЕЧИВАНИЕМ, ну, как-то, неправильно. Пусть формально, но увековечить названия соединений и полков, безусловно, надо.

    Кроме того, в Бельском районе (а мы рассматриваем только этот район, даже, скорее юго-западную  часть этого района) есть несколько воинских захоронений. В том числе и такие, куда добраться родственникам крайне сложно. Например,  деревня Заболотье обезлюдела. А в этой деревне есть воинское захоронение, в том числе и Героя Советского Союза, командира 922 стрелкового полка Д.И. Кузнецова. И что делать с этим воинским захоронением- непонятно.    

       Вопрос о таких воинских захоронениях, которые могут через некоторое время  оказаться забытыми, участниками поисковых отрядов отчего-то не поднимается.  Вероятно от того, что большинство отрядов, осуществляющих поиски,  являются "временно прикомандированными" и имеют только одну цель- непосредственный поиск бойцов и их подъем. Наверное, некогда им заниматься такими вопросами, как сохранение памяти. Они полагают, что это не относится к их компетенции и, может быть, не прописано в Уставе отряда.А ведь это очень серьезная проблема! 

    Вот и получается, что поисковая работа порою сводится к чрезвычайно простому алгоритму, который можно  выразить следующим образом: "нам все-равно где копать, поскольку главное - копать". Размышления о целях, морально-нравственной стороне поиска, как и попытки установить имена бойцов, чтобы затем  их увековечить не находят понимания, поскольку, неизвестно, будет ли отряд работать в будущем году в этом районе. А потому и заморачиваться над исследованиями, задумываться, сопоставлять, анализировать и синтезировать информацию никто особо и не стремится. Для чего? 

При таком упрощенном подходе никто не будет копаться в архивах, готовить и печатать в СМИ статьи, не будет стремиться увековечить память о воинских частях и соединениях... Никто не будет заниматься поиском и восстановлением имен погибших, тем более, поиском их потомков, чтобы попытаться собрать их вместе. Получается, как мне кажется, (возможно я заблуждаюсь) слишком упрощенный подход. И еще, касаемо различных музеев. В годы моего детства и юности почти в каждой школе, на заводе или фабрике были комнаты боевой и трудовой славы или музеи. Тогда живых ветеранов было куда больше и многие отдавали в такие музеи уникальные и дорогие для памяти вещи, предметы, письма, фотографии... Они имели связь с конкретным человеком, они олицетворяли собой целую эпоху, включая и военное суровое время. Так куда же подевались эти музейные экспонаты и предметы? Где эти музеи? ИХ РАСТАЩИЛИ.... Растащили или выбросили в мусор нашу Память...  Вот и сейчас, каждая экспедиция собирает "железо" и "хабар". Что-то, можно предположить, продается, поскольку многие сайты активно торгуют военной атрибутикой. Что-то хранится дома, как раритеты. Н и что-то передается в музеи (если так можно назвать экспозицию, сформированную кем-то). Обычно я спрашиваю- в штатном расписании учреждения есть должность заведующего или директора музея? Или хотя бы лица, которое прописано в штатном расписании как должностное лицо к ведению которого относится "музей". Если нет, то это НЕ музей, НИКТО НЕ НЕСЕТ ПЕРСОНАЛЬНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СОХРАННОСТЬ, а значит есть возможность в очередной раз все выбросить или растащить. Так вот, конечно, ребятишек интересуют разные военные железяки. И рассказывая о войне, можно предположить, экскурсовод показывая на осколок снаряда или бомбы, возможно скажет, что такими вот осколками убивали на войне ваших прадедушек. А из этих ныне ржавых пулеметов фашисты расстреливали мирных жителей, возможно и ваших прабабушек...  Музейная экспозиция, это не какой-то набор железяк, а предметы связанные с личностями, с воинскими соединениями. Это наша История и наша Память...

    Вот и получается по моему мнению, что поисковая работа проводится по упрощенной "схеме" и целью является не столько увековечивание имен погибших или сохранение памяти о них, сколько сам процесс поиска. Процесс ради процесса.

     Потому в последние годы опытные и всеми уважаемые поисковики все чаще и чаще говорят о повальном увлечении "военно-досуговым туризмом", который к поисковой работе имеет самое опосредственное отношение и, скорее, поисковая деятельность является лишь "прикрытием" нечто иного, о чем открыто не говорят, но ради чего все и делается. А поскольку задумываться над целями некогда или не хочется, то с каждым годом этот процесс всё расширяется и расширяется. 

Но ещё есть "последние из Могикан".  Например, есть  в одном из районов Подмосковья уважаемый многими поисковиками командир отряда. За более чем 20 лет поисков им  на пустом месте создан прекрасный мемориал вблизи от д. Кузовлево, написано и издано 3 интереснейших книги по истории 43 Армии и дивизиям, входящим в ее состав. Разработано несколько методик для поисковиков и опубликовано множество статей. При этом, он тесно взаимодействует с археологическим отделом Государственного Исторического музея.  Это хороший и показательный пример настоящей работы поискового отряда. Надо заметить, что никакого пиара в этих мероприятиях нет и о себе лично, как и об отряде,  упоминается только в привязке к событиям военного времени.

    К сожалению, современные журналисты тоже не стремятся "вникнуть" в суть , а потому  пишут "по упрощенной" схеме, не задумываясь и не размышляя над глубоким смыслом поисковой работы. 

     Весной этого года поднималась крайне больная тема подъема останков бойцов из первичных воинских захоронений, в том числе и неизвестных. В обиход вошли слова "гробокопательство", как это не обидно звучит. Можно спорить, правильно это или нет. Однако, есть федеральный закон, где прописана регламентация действий в случае выявления неизвестного воинского захоронения. Так вот, "расплывчатая" информация о месте обнаружения захоронения не позволяет установить по архивным документам или иным источникам, сведения о том, какие воинские части и в какое время могли осуществить  данное выявленное захоронение. А самое печальное, что это не позволят провести (насколько это возможно) сверку по Именным спискам безвозвратных потерь, с тем, чтобы попытаться назвать имена похороненных бойцов. Безусловно, шансов найти сведения о первичном захоронении, как и назвать по именам бойцов, крайне невелики. Но попытаться надо. ЦЕЛЬ ПОИСКА- ЭТО УВЕКОВЕЧИТЬ ИМЯ СОЛДАТА. Не найти его безвестные останки, чтобы "их тракторы не перепахали", и потом благополучно перезахоронить неизвестными, а именно- постараться назвать имя солдата. 

    Можно только сожалеть, что названная цель подменяется, как по объективным, так и по субъективным причинам на несколько иные цели, направленные более на сам процесс поиска и только отчасти имеющий отношение к увековечиванию, если можно назвать захоронение бойцов в статусе неизвестных.

     И если журналисты СМИ или редакторы интернет-сайтов не изменят своего отношения к материалам, не устранят подмену целеуказания, то в самом скором времени мы все станем очевидцами откровенной профанации поисковой работы. "Военно - досуговый туризм" выдавит все самое искреннее и настоящее. 

 

 

    

 

    

    

Категория: Воспоминания | Добавил: Kazancev (06.07.2016)
Просмотров: 221 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0