Суббота, 26.09.2020, 22:00
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Воспоминания

" Война в моей семье"

Антоненкова Анжелика Викторовна

http://nsportal.ru/ap/library/drugoe/2012/06/17/voyna-v-moey-seme

" Война в моей семье"

Районный конкурс проектов

« Бельский район в годы Великой Отечественной войны»

    « Война в моей   семье »

                                                        Проект подготовил

                                                        Учащийся 4 класса

                                                        Будинской ООШ

                                                        Антоненков Владислав.

                                                        Руководитель проекта:

                                                        Антоненкова А.В. ,

                                                        учитель истории.

Содержание:

1.      История судьбы Гуськова А.Б.

2.      По воспоминаниям о войне Боровченковой Л.Б

Наша страна готовится отмечать великую дату: 66 лет со дня Победы нашего народа над немецко – фашистскими захватчиками. 66 лет назад перестали  греметь бои, рваться снаряды. Люди учились жить заново. Но боль до сих пор остаётся в сердцах многих людей.

        Война…Какое страшное слово. От него по телу бегут мурашки. Сердце замирает. Это самое страшное, что может случиться в жизни. Ведь на войне погибают не только мужчины – воины, но также  женщины и дети. Про детей речь особая. Они лишаются самого дорогого, что есть у них –  Детства. Ведь вместо того, чтобы играть, купаться, загорать, им приходилось терпеть нужду и  голод,  видеть, как на их глазах расстреливают их отцов и матерей.

Мы, юное поколение, мало что знаем о той страшной войне, которая унесла жизни многих людей, оставила детей  сиротами, жён  - вдовами. Поэтому в своей работе я хотел побольше узнать о войне, выяснить как воевали мои родственники.

Война коснулась каждой семьи. Оставила она свой след и в моей семье.

Её прошли мои прабабушки и прадедушки. Хочу рассказать Вам о двух  моих прабабушках:  ныне живущей  Гуськовой Антонине Борисовне, и покойной , Боровченковой Лидии Ивановне.

        Моя прабабушка, Гуськова Антонина Борисовна, родилась в 1935 году в Бельском районе Демяховского сельского совета. Не успев познать детские радости, детские игры, как в её сознание вторглась новое страшное слово :          « война ». И хотя ей было шесть с небольшим лет, но она помнит всё и до сих пор не может забыть это страшное время.

        Она вспоминает: « День был солнечный и тёплый. Ласково пригревало солнышко, цвёл клевер, и поле было очень красивым. Она играла с другими детьми на поле. Вдруг они заметили, что по этому полю едут мотоциклы, и сидят в них незнакомые люди в касках . Испугавшись незнакомого шума,  она вместе с другими детьми побежала домой. Повсюду гром, дым, огонь.

Её вместе с семьёй и другими жителями согнали в деревне, а затем выгнали куда – то на окраину леса и заставили жить в окопах, а сами поселились в их домах. В одной большой траншее оказались все жители  деревни.

         Затем их погнали в Смоленскую область в деревню Дубовицы, а оттуда до станции Ярцево. Мою прабабушку  вместе с её мамой, Денисенковой Марией Ивановной, 1904 года рождения, родившейся в деревне Чилищево

Медведевского сельского совета, братьями и сестрой посадили в вагон, в котором возили телят и повезли. Сколько они ехали, она не знает.

        Дорога в фашистский плен была долгой и изнуряющей. Тогда люди ещё не знали, что ждёт их впереди.  Они не знали, что кому – то так и не суждено будет вернуться домой, что большинству предстоит провести в неволе долгих три года.

        В пути немецкие солдаты били палками и автоматами всех пленников. Доставалось и моей прабабушке, и её семье. По пути были редкие остановки в деревнях. Где можно было немного поспать и хоть чуть – чуть набраться сил.  Но по большому счёту им взяться было неоткуда – мучил город.

        В деревне Дубовицы Смоленской области её мама заболела тифом, но, к счастью. Быстро поправилась. Мысли о детях, их будущем, видимо, прибавила ей сил. В вагонах ехало по 70 - 80 человек. В пути их никто не кормил и не давал им пить.

        Конечным пунктом был концлагерь в Слуцке, в Белоруссии.

Всех поселили в бараки, где стояли нары в четыре ряда. Немцы сразу предупредили: за попытку побега – расстрел на месте. Дополнительного подтверждения этой угрозе не требовалось. Все помнили, как ещё по дороге сюда один паренёк попытался бежать и его расстреляли прямо в спину. Впрочем, самовольно покинуть территорию концлагеря было невозможно, его окружала колючая проволока не менее 2 метров высотой. И повсюду стояли часовые.

В этих застенках умер от голода младший брат моей прабабушки бабушки, двух с половиной лет от роду. Перед смертью он всё просил молока, и с этой просьбой на губах он затих. Ребёнка похоронили в одной из общих могил. Их рыли неподалёку сами пленные.

        В 1943 году всех, кто находился в концлагере, вновь посадили в закрытый вагон и снова куда – то повезли. Ехали долго и неизвестно куда. Она вспоминает, что по дороге состав несколько раз останавливали и перед взором измученных людей представало ужасное зрелище: на телеграфных столбах висели люди. Немецкие конвоиры объяснили, что это партизаны и так будет с каждым, кто попытается навредить армии великой Германии.

В концлагере мать, старший брат и сестра работали на немецкого хозяина с рассвета до заката. Направление на работу было путём отбора под конвоем помещику.

        Всю семью перевезли в село Трангост в Западной Германии для работы у помещика на уборке овощей и сельскохозяйственных продуктов. Руководил ими инспектор и агент помещика. Мама моей прабабушки работала по 12 – 14 часов в сутки с оплатой 5 марок в месяц. На работу гнали под силой оружия. За работу получали немного еды: в сутки давали один литр баланды и 100 грамм хлеба. Детям продовольственный паёк не полагался. И её мать делила между своими детьми эту еду. Жили они в бараке. С ними жило ещё около 40 человек. Из предметов первой необходимости ничего не было (одеждой и обувью их не снабжали). Постоянно они находились под наблюдением немецких солдат.

Освободили их только в сорок пятом союзники – американцы.               

Победа! Победа! Победа!
Проносится весть по стране.
Конец испытаньям и бедам,
Конец долголетней войне.
Разрушено логово зверя,
Войны очаги сметены.
И с вестью в раскрытые двери
Врывается солнце весны.

Теперь вызволенным из плена предстояла дорога домой. Снова ехали в товарном вагоне. Но на этот раз неудобства пути им были не в тягость. Ведь впереди их теперь ждала другая жизнь, тяжёлая, голодная. Но мирная и свободная. Домой они вернулись только в сентябре. Вернулись домой, где не было ни одного дома, не было деревни. Есть было нечего, жили в землянках, грязные, больные, но хотели жить

Сейчас моя бабушка имеет статус несовершеннолетнего узника фашистских концлагерей. Понятно, что эти годы не могли пройти бесследно. Ужас фашистского плена накрепко поселился в детской памяти, воспоминания того времени она пронесла через всю жизнь. Жизнь в концлагере отразилась и на её здоровье. В 2004 году она перенесла серьёзную операцию. Может быть,  её болезнь – это отклик вынужденного голодания в детском возрасте, когда организму нужны силы, чтобы питаться и расти, а их так тогда не хватало.

        После войны жизнь была нелёгкой. Более – менее нормальный достаток пришёл не сразу. Приложив немало усилий. Удалось построить дом.

        Ей было около десяти лет, когда она с портфелем, сшитым из тряпок, пошла учиться в школу, которая находилась в 3 километрах от дома. Училась она охотно, любимым предметом была литература и пение. Она до сих пор знает много песен и стихов и частенько поёт, когда собирается вся наша большая семья.

        Когда она успешно заканчивает школу, то очень хочет поступить в Бельское педучилище, но не проходит по конкурсу, не добрала всего один балл. Не поступив в училище, она в 15 лет  идёт работать на ферму. Это был тяжёлый труд: ведь нужно было подоить вручную 20 коров, принести сено, силос. Работали за трудодни. Об этом напоминают её больные руки и ноги. Гляжу я на её руки: они в узлах, желваках, но они никогда не сидят без дела: то вяжут, то штопают, то рукодельничают. За свой труд она имеет много Почётных грамот, медаль за доблестный труд.

В 1975 году её приглашают работать на почту. И в жару, и в холод она ходила из дома в дом, доставляла газеты, письма, посылки.  Старикам она читала письма, рассказывала о последних событиях, о новостях в центральной деревне. Обходила по 4-5 деревней, каждая из которых находилась в 5-6 км друг от друга. Маршрут был хорошо известен: Демяхи  - Дворище – Лосьмино – Бор – Околица. А ведь сумки в то время были неподъёмными, а идти к подписчику нужно было каждый день и в любую погоду.  Чего только не случалось в дороге. Однажды в весеннюю распутицу прабабушка решила было сократить путь, да и провалилась в воду по самую грудь. Но сумела выбраться и отправилась дальше – ведь её всюду ждали люди. И так до самой пенсии.

        Сейчас моя любимая прабабушка живёт в деревне Дворище. У неё большая и дружная семья : муж, три дочери, которые осуществили её мечту – стали учителями. Старшая, моя бабушка, живёт и работает в деревне Демяхи, средняя  живёт в Нелидове и работает учителем начальных классов, и младшая -  живёт по соседству с прабабушкой и работает учителем в школе.

Моя прабабушка богата на внуков – их у неё 6, и уже подрастают 5 правнуков. Мы любим собираться всей семьей. В 2009 году бабушка и дедушка отметили золотую свадьбу.

                Низкий тебе поклон, моя дорогая и любимая бабушка. За достойный пример, за все муки ада, которые тебе пришлось пережить. Здоровья и долгих лет жизни.

                

   Другая моя прабабушка, Боровченкова Лидия Ивановна, родилась в 1918 году в деревне Сверкуны Будинского сельского совета. В шесть лет она лишилась матери, и потом жила с отцом.

        В 1937 году вышла замуж  и поселилась вместе с мужем в деревне Дубровка. Он служил в кадровом отделе. Родился сын Коленька. Жили в двухквартирном доме вместе со свекровью и свёкром, отделялись лишь сенями.

        Когда началась война, ей было 23 года. Муж сразу ушёл служить,  а она осталась жить вместе с семьёй мужа. Она рассказывала, что когда пришли в Дубровку немцы, то всех жителей согнали в сарай. Народу собралось очень много. Плакали дети, все думали, что их сюда согнали для того, чтобы расстрелять. И может быть это бы и случилось, если утром не подоспели наши  и не освободили жителей. Вспоминая о тех страшных годах, она говорила о том, что деревня могла несколько раз за день переходить из рук наших солдат к немцам и наоборот. Были даже и рукопашные бои. Немцы заставляли их рыть окопы и жить в них. Рассказывала, как однажды все находились в доме , как вдруг в него угодил снаряд. Те, кто находились за печкой – погибли, лишь некоторым, в том числе и ей, удалось остаться в живых.

        Шла война, но  нужно было как – то жить. Однажды она отправилась в лес, чтобы собрать хоть немного дров для печи. Как только стала выезжать из леса, началась стрельба. Лошадь убило сразу, а ей пуля попала  под платок и, но по чистой случайности она вылетела наружу. И вновь случай сохранил ей жизнь. Ведь ещё бы чуть – чуть – и эта пуля могла её убить.

        Когда в 1941 году немцы пришли на нашу землю, то всех жителей стали выгонять из  домов. Баба Лида рассказывала, что в их доме также жили немцы, но они согнали всю семью в одну половину дома, а сами поселились в другой. Они были разными: были и злые, но были и добрые.  Например, финны были очень жестокими, они любили издеваться над местными жителями, а были немцы, которые не хотели воевать, которые доставали полученные из дома письма и говорили: « Либе Киндер», « Майн Тохтер» или « Майн Зонн», « Гитлер и Сталин капут». Они не хотели воевать, ждали, когда же закончится эта война, и они смогут вернуться домой к любимым детям, жёнам и матерям. Некоторые немцы угощали ребятишек сладостями. Баба Лида рассказывала, что очень часто живший в их доме немец угощал Коленьку шоколадом.

        Однажды бабушка пошла за водой. Когда она подошла к колодцу, то услышала, что сзади подошёл немец и жестами попросил у неё ведро, чтобы напиться воды. Она ему отдала. Фашист стал черпать воду из колодца, и ведро сорвалось и упало в колодец. Баба Лида начала ругать его всякими разными словами, и оказалось, что он неплохо понимает по -  русски.  Он разозлился и схватился за оружие, чтобы её расстрелять. Но вновь вмешался случай, и ей чудом удалось спастись.

        Потом немцы согнали вновь всех жителей деревни и погнали их в деревню Спас, а затем в Быково. Баба Лида заболела тифом, как и многие другие люди. Некоторые были в очень тяжёлом состоянии. Тогда немцы решили сжечь всех больных, согнав и заперев их в бане. Но так как она только начинала заболевать, то не попала в число тех, кто был сожжён .И вновь бабе Лиде удалось выжить и вылечиться.

        Когда в 1943 году немцы начали отступать, то жители вернулись в деревню, хотя от неё ничего не осталось.

Но жить как – то нужно было. Она вспоминала, что им удалось сделать из блиндажа избушку. Старались помочь, кто чем может. Приходилось не только налаживать жизнь, но и хоронить погибших. А их было очень много. Говорила о том, что хоронили не только русских солдат, но и немецких также приходилось хоронить.

        Есть было нечего. Она вспоминала, как ходила 2 раза за солью в Ломоносово (В Чичаты) и 12 раз пешком ходила в Нелидово на станцию за зерном. По дороге ели лепёшки, испечённые из лебеды и крапивы. Возвращались из Нелидова только через сутки. Иногда приходилось ночевать в деревне Паново, а когда и в лесу. 2 раза они тянули на себе 200 – литровую бочку с горючим. Где – то в пятидесятые годы она переехала из Дубровки в Цицино. Работала по общим, была бригадиром, свинаркой. В 1968 году она, вместе с дочерью Валей переезжает в Морозово

Работать приходилось не покладая рук. Она никогда не сидела без дела. Даже, будучи на пенсии, она работала. Ушла на отдых лишь в 1975 году, когда родился её внук, мой папа – Юра.

 

Категория: Воспоминания | Добавил: Kazancev (10.08.2015)
Просмотров: 441 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0